booked.net
shapka_radio_pervogo0406212.jpg

Интервью недели / Мария Величко / 12.11.2021

 

Интервью недели /

Мария Величко / 12.11.2021

– Здравствуйте вы смотрите телеканал «Первый Псковский» и сегодня у нас в студии директор зоозащитной организации «Шанс» Мария Величко. Мария Анатольевна, здравствуйте. Еще несколько лет назад, гуляя по городу, можно было наткнуться на свору бездомных собак – встреча не из приятных. Ситуация меняется. Как сейчас обстоят дела с бездомными животными?

– Спасибо большое, мы очень рады, что наши жители нашего города оценивают нашу работу, таким образом, что замечают, действительно, что стай бездомных собак стало меньше.  Практически совсем исчезли. Сейчас, к сожалению, у нас немножко другая ситуация. Если только в начале нашей работы, мы сталкивались с тем, что основными поставщиками бездомных собак на улице города были бездомные дикие собаки, с которыми никто не работал. Это тяжелая работа: отлов и содержание,  потом коммуницирование какое-то время с бездомными собаками. За время нашей работы ситуация поменялась,  потому что мы работаем с бездомными собаками в плане «ОСВВ» – отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск на прежние места обитания – это то к чему сейчас призывает 498 федеральный закон, то есть закон у нас был принят 2020 году или 19-ом. Мы по такой схеме работали и придумали её сами себе еще с 15-го года.  Наш город прошел вот эту систему «ОСВВ» еще 5 лет назад. Поэтому сейчас у нас диких собак практически нет в городе, они не плодятся. Все точки размножения у нас перекрыты, то есть там собаки живут, они стерилизованы, они с бирками, их кормят, но они из промзоны не выходят, поэтому проблем жителям города они не доставляют.

 – При этом в вашей организации заняты все вольеры.  Значит собаки откуда-то появляются?

 –Да,  собаки появляются, к сожалению. Поставщиками бездомных собак на улицу города сейчас стали сами жители города Пскова, либо псковского района. В 2020-ом и 2021-ом году практически виден 99,9%  собак,  которых мы сейчас забираем с улиц города – это домашние собаки,  с которыми хозяева поиграли и выкинули их на улицу, либо старые собаки. Старых собак очень много выкидывают. Очень много выкидывают подростков, то есть люди берут щенков – не рассчитывают свои силы и не понимают, что воспитание щенка ведет за собой определенные трудности.  Как мы говорим в своей среде «Наигрались и выкинули».  Домашнюю собаку ты от бездомной отличишь сразу, бездомную от  дикой собаки: они пахнут домом,  они идут к людям, они не умеют выживать на улице города. Поэтому сейчас мы, к сожалению, переполнены у нас сейчас 230 собак на содержании – это очень много для нас. но ситуация такова, что мы не можем их оставлять на улице. Мало того, что они пугают наших жителей, которые привыкли к тому, что собак практически на улицах нет, но и они не умеют выживать без человека.  

– А бывает так что вы забрали собаку, через какое-то время объявляться хозяин и говорит: «Она сбежала, потерялась я ее так долго искал»?

– Бывает и такое. За нашу историю было, что собаку действительно искали и приезжали.  В августе её искали – её не было августе.  Мы отловили в сентябре, и по нашим рекламным постам собаку хозяева узнали по ошейнику. Они ее забрали, наверное, через год или через полтора. Бывает, что мы возвращаем собак хозяевам. Собаки, которые бегают на самовыгуле. Мы их отдаем уже чипированными, под договор и стерилизованными в обязательном порядке.

– Но чаще, наверняка, складывается ситуация обратная. Вот вы говорите, что выкидывают собак. А бывает так, что приходит вам с собакой и говорят: «Я уже больше не могу ее содержать, возьмите»?

– Да, очень часто. Звонки особенно: у нас умерли родители; мы живем в городе – родители живут в деревне, примите собаку.  Кто-то заболел, кто-то умер сейчас. В связи с ситуацией с ковидом – эта ситуация обострилась. Очень часто бывают такие звонки, к сожалению, мы не всегда можем помочь.  

Как вы справляетесь? Сколько у вас сотрудников? Как распланирован рабочий день и нуждаетесь ли вы в кадрах?

– В кадрах мы нуждаемся постольку, поскольку люди работают, потом как-то устраивают по-другому немножко свою жизнь. Меняется какие-то обстоятельства, и они от нас уходят, к сожалению. Мы всегда очень расстраиваемся, когда от нас уходят сотрудники, потому что мы работаем очень тесно, у нас практически семья. У нас восемь человек ребят, которые работают вот непосредственно с собаками. По 2 человека у нас работают на смене – это человек на уборке, который убирает вольеры, убирает и моет территорию. Сейчас вот такая погода меняется сено у собак в будках. Поскольку собаки сидят вольерах,  они у нас гуляют стаями, сменами:  то есть это гуляют собаки с этих вольеров, потом собаки закрываются, выпускаются с других вольеров. Все стараются,  чтобы все собаки обязательно погуляли в течение дня. Даже если их не берут за ворота, они гуляют по территории. Еще один человек у нас занимается варкой. Каша варится сейчас 300-400 литров в день, потому что собак очень много. Слава богу, что у нас сейчас есть пищеварочный котел, который мы приобрели на средства гранта города Пскова. В 2019 году еще мы его приобрели или в 20-ом, не так давно. Мы очень этому рады, потому что раньше мы варили на полевой кухне. Это было очень тяжело, баки очень тяжелые. Их нужно было постоянно поднимать, переставлять – девочкам было очень тяжело работать.  Сейчас намного проще,  но тем не менее объем каши  остается прежний. Варится каша, с утра приходят девочки – все приходят часам к 8. В 8-8:30 все уже на месте. Обход собак обязателен: то есть все ли встретили,  все ли на типично себя ведут, то есть бегают, прыгают, встречают. Если кто-то не дай бог лежит в будке, а он обычно в это время уже просыпается, то смотрят сразу. Смотрят все ли  поужинали до конца, доели ли кашу, все ли хорошо себя чувствуют. Если все хорошо себя чувствуют, следует, в любом случае, звонок мне, что там на ПП всё в порядке, то есть все здоровы, больные в штатном режиме, травмированные тоже в штатном режиме, то есть но никаких эксцессов нет. Эксцессы у нас бывают разные: собаки содержатся, их очень много, бывают и междусобойчики у них там определенные, то есть кто-то с кем-то повздорил, кто-то кого-то покусал –  требуются обработки, уколы. Хозяйство большое всегда кто-то болеет, кто-то поранился, у кого-то просто настроение плохое, кто-то пропоносил – то есть за стулом мы тоже всегда очень тщательно следим.

– Сотрудники работают сменами?

– Сменами, да. То есть два человека через четыре дня.

– А есть ветеринар?

– Ветеринар у нас приглашенный, как самозанятый. У нас работает замечательный врач – Катерина. Она к нам приходит,  стерилизует наших животных обязательно,  и в сложных каких-то случаях, которые не требуют поездок в ветеринарную клинику, она нам тоже оказывает консультационные услуги. Также у нас есть ассистент ветеринара, который не имеет ветеринарное образование, но вот помогает поднять собаку, перенести собаку увести собаку, одеть на собаку попону, подготовить там определенные инъекции. Потому что одному человеку стерилизовать собаку достаточно тяжело – они бывают достаточно большие. Соответственно у нас и Александре тоже ей сотрудники в первую очередь докладывают, как собаки себя чувствуют и уколы, манипуляции, таблетки раздать, вакцинации у нас обязательно. Очень важный этап нашей работы – это вакцинация. У нас собаки все вакцинируются по поступлению, то есть, как только собачка у нас приезжает к воротам, за воротами в машине собака вакцинируется и собак чипируется. То есть каждой собаке в холку вводится такой микрочип. Он 2 на 12 миллиметров размером. И дальше уже вся история этой собаки идет по этому чипу, потому что собак очень много: много одинаковых черных, много одинаковых рыжих. Мы, конечно, их в лицо знаем,  но тем не менее мы должны быть уверены, что именно эта собака поступила к нам такого-то числа, с такого-то адреса, она у нас вакцинирована тогда-то,  ревакцинация у неё  через 21 день и стерилизация у неё была проведена тогда-то. Если собака уезжает, то в договор вписывается номер чипа в обязательном порядке, чтобы мы могли её идентифицировать, если, не дай Бог, опять же мы её где-то на улице города выловим. Мы будем точно знать, что это наш выросший щенок, потому что щенка, когда ты отдаешь, во взрослой собаке узнать практически невозможно.  

– Есть специалисты, которые могут справляться с трудными животными, агрессивными или очень с лидерскими качествами, ярко выраженными?

– У нас ещё есть Ирина замечательная, которая занимается отловом собак. Они вместе с Сашей.  Ира – главная, Саша и помогает. В одиночку у нас сложно работать, поэтому мы всегда взаимозаменяемы, друг с другом очень плотно всегда работаем, то есть кто-то кому-то помогает всегда. Ира выезжает на все заявки, она их отрабатывает эти заявки на агрессивных собак, злобных собак, запуганных собак, трусливых собак, диких собак – ловит совершенно разных собак, и мы с разными собаками работаем. Другое дело, что очень недавно была заявка из Соловьев, просто с паникой, что собака там съела полдеревни: спасите-помогите-уберите.  Девочки приехали – собака спокойно совершенно сидит, дает одну лапу, вторую лапу, облизала девчонок, села в машину и уехала. Что это было? Я не знаю. Бывает, что отношения не очень хорошие между людьми – они сказываются на животных, бывает просто люди негативно относятся к животному, и животное также относится к людям.  Ира у нас такой специалист замечательный.

– Вы выезжаете и в районы или работаете только в черте города?

– В этом году у нас договор. Контракт мы заключаем на отлов. В этом году у нас контракт Псков и Псковский район. Объясню, почему.  Потому что границы города Пскова и Псковского района у нас уже размыты. Улица венская. Много вот улиц, которые застроенные многоэтажными домами, но де-юре они относится к району. И вроде как мы не имеем право там собаку отловить, а собаки они ж ноги имеют, и они  туда-сюда ходят. Поэтому чтобы просто не заморачиваться на какой стороне улицы, собственно говоря, собаку мы отловили: на этой или на той. Обсудив всю эту ситуацию с Комитетом по ветеринарии, мы приняли такое решение: безусловно, Псковский район – это ты не только ближайший пригород Пскова, это и Тямша, в который мы очень плотно работали в этом году, это и Неёлово, это Родина. В  Соловьи бывает что мы выезжаем. Далеко по деревням нам ездить сложно, потому что машинка у нас старенькая.  Машинка у нас принадлежит той же Ирине, то есть человек работает на своем транспорте. Стоимость отлов она одинаковая: что ты в городе собаку отловил на соседней улице, что ты поехал в Соловьи эту собаку отловил. А там бензин, выезд. Собаку ловить можно несколько раз. Есть собаки, которых мы ловили три и более лет, периодически. Понятно, что мы не каждый день ездили, но мы всегда имели в уме, что у нас эта собака не отловлена и не стерилизована. У нас много достаточно оборудования для отлова, то есть мы заинтересованы и нацелены на результат, не просто на работу. У нас есть клетка – нам её сделали. Мы можем ее поставить. Собака недоверчивая, но есть люди, которые её кормят. Он прикармливают собаку и прикармливают эту собаку в клетке,  не взведенной,  то есть она привыкает туда заходить – там еда, там безопасно, все нормально. Через какое-то время клетку заводят, она заходит, наступает лапками на такую на педальку клетка захлопывается – мы забираем.

– Расскажите, где вы сейчас располагаетесь?

– Мы располагаемся всё там же – улица Советской Армии, дом 56Б – это площадка, которая принадлежит муниципалитету. Муниципалитет нам передал ее в безвозмездное пользование, ещё в 2015-м году.  Каждый год мы возобновляем этот контракт.  Последний раз нам депутаты поверили и заключили договор на три года. Эта территория не наша, но мы ее благоустраиваем так, чтобы нам было возможно на ней работать. На тот момент, когда мы ее получили, там имелось только два вагончика и 41 вольер.  Причем более чем в половине вольеров практически не было будки и поддона – они все были разломаны.  Понятно, что собаки вандалят, они у нас вандалят. Мы полностью восстановили все будки, на средства городского гранта построили еще дополнительные вольеры, на средства благотворителей сделали еще несколько выгулов. Мы с девочками сами освоили различный инструмент, то есть дисковые пилы, бензопилы, шуруповерт,  болгарки – нас ничего не смущает совершенно. Мы просто поняли, что если мы не будем делать сами – к нам никто не придет и не сделать, если мы будем делать сами – рядом с нами люди встанут.  Своим примером ты можешь как-то человека заразить. Просто чтобы человек пришел и сделал за тебя что-то – нет. Поэтому мы разработали себе будку, которая нам нравится, да то есть каркас, утепление пенополистиролом со всех сторон,  все это обшиваем. Тоже делали ошибки – в начале обшили это все осб, потом поняли, что у нас дикие собаки их съедают.  Бывает у нас фотографии такие есть – половина будки просто нет,  она её просто съела. Крыши мы обязательно делаем подъемные, утепленные, но подъемные. Их можно поднять – сено поменять, к собаке заглянуть, собаку положить после стерилизации, отловить собаку, которая дикая, её же нужно ещё раз как-то занаркозить, чтобы притащить стерилизацию – это тоже все достаточно сложно. На стационарных  накрепко прикручены крыши – это невозможно, нам неудобно. Поэтому, но вот так мы себе разработали, такие будки мы себе и делаем.

 – Вы же планируете переезжать? На какое место? Что это будет за место?

– Мы планируем. Мы еще в 2017 году получили участок.  До этого в 2014 году мы вышли к тогда еще городской архитектуре с такой инициативой: в правилах землепользования и застройки – это главный документ каждого города – ПЗЗ так называемый. Как раз в Пскове почему-то вид использования земли, как земля для строительства приюта для животных просто отсутствовал. Когда-то это просто выпало. То есть в Великих Луках, например, он был, а в Пскове его просто не было.  Мы вышли с инициативой, тогда еще городская архитектура, и тогда еще был главный архитектор города – Кондратьев Сергей Николаевич –они дальше вели эту работу год. Итогом этой работы явилось то, что пришли изменения в правила землепользования и застройки. Теперь такой вид использования земель есть. То есть любая зоозащитная организация может получить кусок земли.  И та же горархитектура нам подобрала несколько участков, которые подходят нам под всем по всем требованиям. Один из них мы выбрали. Это тоже было в течение двух лет или трех лет. Мы оформляли, пытались поставить на кадастровый учет, сформировали участок – это всё длительный процесс, касается выделения земель. Мы его все прошли, мы прошли торги, потому что тогда еще на общих основаниях мы всё это проходили. Заключили договор с КУМИ, и вот мы являемся счастливыми обладателями. У нас это земля в аренде, в платной аренде. 104 тысячи в год мы должны платить за нее.  Это даже очень гуманно, потому что 2,6 гектара у нас там. Территория большая. Потом, возможно, договор заканчивается в июне 2022 года, мы надеемся, что можем перезаключить договор на безвозмездную аренду, как не так давно было принято законодательным собранием Псковской области, если я не ошибаюсь.

– Как идет процесс стройки?

– Увлекательно! Нам повезло, потому что мы получили президентский грант размер президентского гранта 4 миллиона 59 тысяч. Мы успели до глобального подорожания сделать все дорогостоящее работы. Нам очень помог наш подрядчик замечательные. Они работали за идею, вот серьезно. Мы закупали материала, у нас работала замечательная бригада, с которой мы всегда могли обсудить, как нам дешевле сделать, без ухудшения качества, что на что можем поменять, как нам сделать лучше.  Мы решили, что сейчас будет работать на одной третьей от территории.  1/3 территории у нас огорожена – это 460 метров погонных забора, на металлокаркасе из металлопрофиля. Это 7 рядов вольеров по 10 вольеров, то есть 70 вольеров. Они на железобетонном основании все сделаны.  это металлический каркас, обшитый плоским шифером – это у нас отработана на пункте передержки. Такие вольеры уже ставили – они достаточно функциональны и удобны.  Вот сейчас на эти вольеры мы все лето делали кровлю. Мы, конечно, рассчитывали, что для нас это сделают специалисты, но в связи с диким подражанием цен мы попросили Фонд президентских грантов изменить нам статью затрат, то есть оплата работ на закупку материалов. Поэтому мы закупили материалы и кровлю делали сами. Это было новая для нас. Мы научились. Нам даже понравилось. Мы все лето провели на крыше.

 – К какому сроку планируете закончить ремонт? Понятно, что сейчас ситуация сложная, но тем не менее приблизительно.

Мы должны закончить все совершенно работы там до Нового года. Это  прописано в сроков президентского гранта. Мы не можем никуда уйти от этих сроков. Мы должны закончить.

– Будем надеяться, что вы успеете. Если что зрители помогут, кто-нибудь присоединится.

 – Мы уверены, что мы успеем, потому что нет другого выхода, как обычно. Мы сейчас уже будки делаем в четвертом вольере, в 4-ом ряду. Осталось ещё три.  Сейчас на средства городского гранта мы купили оборудование. Они нам помогли,  городской грант на приобретение пиломатериалов на кровлю. Областной грант нам выделили в прошлом году –мы пробурили скважину и поставили вагончик. В  прошлом году на городскую грант мы сделали разводку водопровода уже по вольерам, то есть к  каждому вольеру у нас идет вода от скважины. Помня наш опыт на ПП,  нам уже проще как бы это все переносить на новый участок. То город, то область по мере возможности помогают.

– Кстати, к городу и области. Буквально на днях вы встречались с властями. Обсуждали новый законопроект по обращению с бездомными животными. Что это за законопроект?

– Вчера мы встречались с первым заместителем, по-моему, губернатора и Комитетом по ветеринарии.  Комитет по ветеринарии подготовил проект нового закона о передаче полномочия по отлову, по работе с бездомными животными, от Комитета по ветеринарии в муниципалитеты. Такой законопроект. Решили с нами поговорить с зоозащитниками, которые работают по отлову с властями. То есть готовы ли мы работать с муниципалитетами или не готовы, как бы не ухудшит ли эту ситуацию? Беспокоятся власти о том чтобы ситуация не ухудшилась, чтобы всем было комфортно работать. Все очень внимательно к нам относятся, благодарны всем.  В принципе мое мнение, коллеги со мной согласились, смотрите поддержание дорог нормальном состоянии – это забота муниципалитета, освещение в городе – забота муниципалитета, да там чтобы хорошо работал у нас водопровод, канализация, чтобы людям было комфортно жить в городе в любом городе – это забота муниципалитета.  Бездомные собаки – это тоже часть инфраструктуры любого города, и я думаю, что каждый муниципалитет должен быть заинтересован чтобы и в этой части у него всё было в порядке. Мы готовы помочь, пожалуйста.

– То есть вы поддержали эту идею?

–Да.

– Будем надеяться, что ситуация будет меняться и дальше в лучшую сторону, и в конечном итоге мы перейдем к тому, что у каждого будет свой домашний питомец. Люди будут оберегать их, и вольеры не понадобятся.

capture2.gif